Немного рекламы

Юмор и приколы » Рассказы → Дас ист фантастиш!

автор: Shotlandec | 10 февраля 2009 | Просмотров: 4770
Переходящие рисунки. 
В мучительном ожидании прихода канцелярской музы уставился на большой кусок ватмана, прикрепленный на стене, где хохмачи-эксперты типографской краской увековечили отпечаток жопы проститутки-клофелинщицы, которую отловили недавно. Под изображением написали маркером: «НеМалевич. Чёрный зад.» Это их творение пока ещё не показывалось на глаза бдительному замполиту, а то было бы не избежать разборок на предмет дискредитации морального облика российского мента.
А, плевать!

Противно жужжит на столе внутренний телефон… Вот-вот! Все детективные истории начинаются с простого звонка! Звонит Палыч, оперативный дежурный, помнящий меня ещё с тех времён, когда был нашим участковым и периодически устраивавший нам, тогда ещё пацанам отеческие нотации за разбитые в потасовках носы и губы, вещает:
- Серёжа, к тебе заявитель. Будь любезен, прими его! – Палыч никогда, НИ-КОГ-ДА не ругается матом. Исключение составил только один редкий случай, когда буйный задержанный душевно приложил его ногой по яйцам.
Охххххх.. Тяжкий вздох. Естественно, от заявителей ничего хорошего ждать не приходится. Все приходят со своими бедами ни к Донцовой- Дашковой, не к Марининой и даже не к Агате Кристи, а сюда, в всеми проклинаемую ментуру.

Стук в дверь. На пороге – рослый красномордый мужчина лет сорока пяти, гордо носящий заметное брюшко, с оловянными бесцветными глазами, мясистым носом и лихо закрученными кверху колечками усов. Вид у усо- и брюховладельца, мягко говоря, растерянный.
- Здравствуйте, присаживайтесь! Так что у вас произошло?
И поведал мне посетитель свою печальную историю. Он немец, гражданин ФРГ, владелец небольшой фирмочки. В Союзе, а точнее, уже России, живёт давно, женат на русской. По-русски трендит весьма прилично. Нет, в переводчике не нуждается. А случилось, собственно, вот что. На днях приехал на своей новой модели “BMW” к арбузным развалам, чтобы купить полосатую ягодку. Пока выбирал, подошёл к нему гость московский с Кавказа, предложил машину ему продать, за золото. Горец был низкоросл, носат, имел пышную растительность на груди и руках, изрытое следами от юношеских прыщей лицо и смердел контрафактной туалетной водой «Виски». Завязалась беседа. Немчик, по его словам , решительно отказался (Ага-ага, знаем! «От жадности в зобу дыханье спёрло!», как справедливо в своё время заметил классик), однако обменялся с молодым человеком, представившимся «Симоном», телефонами. (Ну вот, спрашивается, зачем? «Ай, боярин, не лги, царю лжёшь!»). Сегодня «Симон» позвонил, назначил встречу на прежнем месте. Немец поехал. (Дядя, спрашивается, а на хера?!) При встрече «Симон» сообщил, что золото привёз дядя и машину надо показать ему. Немец согласился (Майн готт, зачем, зачем?!) Заехали в какой-то глухой переулок, где были ещё три «орла». Немец по их просьбе открыл двери, капот, багажник. Горцы стали осматривать чудо зарубежной техники, восхищённо поцокивая языками. Потом все вчетвером сели в машину, завели движок. Немец тоже попытался пристроить свой тучный бундесовский зад на свободное сиденье, но, получив по упомянутому заду мощного пенделя, оказался на асфальте. Завизжали покрышки, и «бэха» растворилась в утреннем мареве, как мираж. Обалдевший немец некоторое время ещё сидел на травмированном предмете тела и мучительно соображал, что это было, а потом на своих двоих потопал к нам. Особые приметы машины? Да, да, были. На правом переднем крыле какие-то хулиганы («ферфлюхтер швайне!») острым предметом и внушительного размера шрифтом написали великую русскую надпись «[УПС] », прошу занести в протокол.

- Бля.. – дописав объяснение, резюмировал я. Искать злодеев и машину на бескрайних просторах нашего СНГовна – дело практически безнадёжное. Остаётся одно – телефон! В описываемое время сотовых телефонов практически не было, вернее, были, но массивные «Нокии» принадлежали, как правило, развесёлым ребятам в малиновых пиджаках, с бритыми затылками и обилием изделий «жёлтого металла» на могучих выях и коротких толстых пальцах.
- Телефон-то не помните? – с надеждой в голосе спросил я.
- Найн, найн, - затряс головою немец, - Он дома в оргенайзере.
Вот непруха! Уйдут ведь, уйдут! И ищи себе, друг милый, «Ваню Ветрова»! Уверив гражданина почти дружественной страны в том, что мы непременно раскроем это кровавое преступление, отправляю его домой, чтобы он как можно скорее сообщил нам телефон злодея и супостата.
В это время с места происшествия приехала следственно-оперативная группа. Результат осмотра ёмко характеризовался надписью на крыле покинувшего хозяина «железного коня». Жильцы ближайшего дома, как водится, ничего не видели. В общем, голяк.
Ждём-с… План «Перехват», впрочем, как и в большинстве случаев, результатов не дал. Пепеэсникам куда как милее шкурить безответных гастарбайтеров, а гаишники не тормозят «крутые» тачки, справедливо полагая, что жизнь у них одна и прожить её таки надо.
Наконец немец звонит, сообщает телефон. Так-так, уже что-то! Судя по первым цифрам абонент находится где-то в районе Орехово-Кокосово. Звоню в дежурку, диктую номерок с просьбой как можно скорее установить адрес абонента, по-нашему говоря, «пробить».

Пока запихиваю в оперативную кобуру «кормильца», оружие, как сказано было когда-то небезызвестному персонаж Юрия Никулина, скорее психологическое, поскольку применять его я зарёкся. Почему? Да потому что неделю, высунув язык, бегал по прокуратурам, отделу собственной безопасности и инспекции по личному составу, объясняя, каким образом я «мочканул» дога, которого психически больной преступник натравил на моего напарника. Неее, хватит! С тех пор на «стрелках» с «братками» стараюсь не сводить противостояние к огневому контакту.
Вот, наконец-то долгожданный звонок! Всё ясно, как в морге. Улица …ская, дом 10, квартира 47, абонент … ова Лидия Васильевна, 1936 года рождения. Всё, по коням!
На видавшей вид «шестёрке» коллеги выезжаем. Чего уж там, на всю «контору» только две «живых» служебных машины, одна из которых возит ГНР (группу немедленного реагирования), другая увезла начальника отдела на чрезвычайно важное и нужное очередное совещание в УВД.
Приехали. Бля, так и знал! Квартира находится на 12-м, последнем этаже дома. Какой там ОМОН?! Какой СОБР!? Сами, мальчики, сами!
Поднимаемся на этаж, прислушиваемся к звукам в «нехорошей» квартире. Вроде бы тихо. Двое остаются возле дверей, мы с младшим опером Валерой идём к соседям, чья лоджия граничит с лоджией нужной нам квартиры. Ура, вопрос решён! Выходим на лоджию, благо она и соседская не остеклены. Осторожно перелезаю на вражескую территорию. Дует приятный на земной тверди ветерок, на высоте превращающийся в весьма ощутимый ветрило. Только бы не наебнуться! («Га-гааааа-рин, я вас так любила, оооооооой, ля-ля-ля-ля!»). Перспектива оказаться лежащим, раскинув мозгами и кишками, в морге («Месте Отдыха Разочаровавшихся Граждан», как шутят до ужаса циничные судебно-медицинские эксперты) как-то не бодрит. Уфф, перелез! Валера следом за мной. На последней стадии процесса как-то нелепо замахал рукой и зашатался. Всё, пиздец! Ща каааааааак… Хватаю его за шиворот, тащу на себя. Ага! Телосложение у меня далеко не атлетическое, а тащить за шкироёбину стокилограммовую тушу – удовольствие ниже среднего. Оппаньки! Вытащили репку, то бишь Валеру. Тот, залезая окончательно, прикладывается корпусом к моему локтю. Бля, бронежилет одел, сука! Ещё бесполезный довесок в несколько килограммов!
- Мудила! Разъебай! Долбоёб! – свистящим шпионским шёпотом даю краткую и весьма нелицеприятную характеристику умственным способностям напарника.
Валера оглядывается, а потом («Киииииййяяяяя!». Чак Норрис ёбаный! ) бьёт ногой по двери. Дверь моментально рухнула внутрь квартиры. Суд по звукам из прихожей, входную дверь постигла столь же печальная участь.

Заходим. Никого. Только на кухне сидит пожилая мадама, судя по всему, хозяйка квартиры, до смерти перепуганная и зарёванная. Оказывается, именно в этот день ей приспичило навестить своих квартирантов, открыла почтовый ящик, а там невъебенная кипа неоплаченных счетов за междугородные переговоры на поражающую размахом сумму. Как можем, успокаиваем, стараемся установить двери на место. В общем-то, ничего нового она сообщить не может. Да, сдавала армянам. Да, того, кто с ней общался и давал деньги, действительно звали Симоном. Нет, не навещала. Нет, не знает, где сейчас.
Ладно, чёрт с ней! Перехожу ко второй части Марлезонского балета, ну ооооочень незаконной! А именно к несанкционированному обыску. Шкафы – пусто. Тумбочка – тоже. Под диваном… О, что-то звякнуло! С замиранием сердца достаю автомобильные номера! Ой-ёёёё, да ещё и не стой машины, которую мы разыскиваем! Бегло – ванная, сортир. Порожняк…. На кухне лезу под мойку. Йессс! Мусор из ведра не выбрасывали! Подстелив газету (интеллигент, ёптыть!) вываливаю всё некрасивое содержимое ведра на печатный орган. Ох, сколько всего интересного! Использованные гандоны, «баяны» со следами «черняшки» и, как апофеоз… клочки разорванного бланка протокола обыска с сделанным под копирку рукописным текстом! Вот она, пошла, пошла раскрутка! То, что Богомолов называл в своё время «моментом истины», наш начальник Отдела уголовного розыска не менее метко окрестил «оргазмом сыщика»! Складываю нехитрый паззл из мятых разрозненных кусочков, частично опалённых пламенем…

Из документов:
«…ловному делу № 2217.. …ению в совершении преступ… предусм… статьёй 224 ч…. К РСФСР… …ин Седракян Симон Жораевич, 05.04.1964 г.р, урож г. Еревана АрмССР, проживает…»
Через несколько минут картина ясна. Моего «пассажира» совместно с земляком прихватил Отдел по борьбе с наркотиками, повязали за пресловутую «черняшку». Только ему «дозы» для состава преступления не хватило… Как жаль…
Пытаюсь загнать ментовской беспредел в рамки законности, оформляю протокол добровольной выдачи хозяйкой всего барахла, обнаруженного мною. Переписываю телефоны с телефонных счетов, пусть сама оригиналы следователю предоставляет.
Как говорится, опись, прОтокол, отпечатки пальцев…
Возвращаюсь с изъятым в отдел. Пробиваю изъятые номера – ну, конечно, в розыске! Машина – новый “SAAB”, владелец носит мужественную фамилию Кроликов. Созваниваюсь с ним по телефону, выясняю печальные обстоятельства утраты им машины. По словам страдальца, его примерно таким же Макаром выперли из тачки около АЗС…
Так, уже второй эпизод!
Ну, держись, Сэмэн!
По факсу отправляю сторожевой листок с данными фигуранта в Центральное адресно-справочное бюро, жду подтверждения.
Анализирую телефонные номера. Все абоненты – в Армении. Пытаюсь составить какую-то схему – не получается… Смотрю на часы. Блять, уже час ночи!

Спускаюсь вниз. От картины, представленной в дежурной части, слегонца охуеваю. В обезьяннике полупьяная тётка увлечённо делает минет совсем уже смурному товарищу. Поскольку товарищ полностью ушёл в астрал, его половой орган находится в состоянии, которое У. Черчилль поэтично характеризовал как «старый орёл из гнезда не вылетит!» За этой картиной наблюдает дежурный и проверяющий из УВД, редкостный мудак из военных (братья-военные, простите!). Проверяющий всё время силится что-то сказать, но не находит выражений и просто возмущённо открывает рот и глотает воздух. Наконец он собирается с сумбурными мыслями и… тяжеловесные матюги с переливами, оттенками, гиперболами и метафорами раздаются в адрес несчастного дежурного.
Не желая принимать никакого участия в разыгравшейся мизансцене, за спиной проверялкина тихо-тихо проскальзываю на улицу, где в ночной прохладе даю волю сотрясающему меня хохоту… Домой!
* * *
Утро. Совещание. Благотворительная раздача пиздюлей личному составу.
Собственно, иметь за неимением лучшей кандидатуры, пардон за тавтологию, приготовились меня.
- Ну, что у тебя там по немцу? – вопрошает начальник голосом, не предвещающем ничего хорошего, - Международный скандал ведь! Уже из посольства звонили!!!
Встаю, докладываю материалы. Лицо руководителя, готового метать громы и молнии на мою голову, проясняется.
- Ну, поактивнее, поактивнее!
А что он ещё может сказать…
Еду в «криминалку». Беру под роспись несколько бланков шифротелеграмм, заполняю, отстаиваю длинную очередь "подписантов" - коллег, получаю «ценные указания»,иду к шифровальщику, другу и собутыльнику Сашке, с которым попали в перестрелку с чеченцами-бандитами, в результате чего он получил пулевое в ногу, ампутацию голени и автомобиль «Таврия» от государства. Покурили, потрещали о том, о сём, еду обратно…
Ну, полетели телеграммы!!!

Из документов:

«Начальнику УУР МВД Республики Армения.
Шифротелеграмма. (Далее – «ШТ»)
По подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (грабёж) нами разыскивается Седракян Симон Жораевич, 1964 г.р., неработающий, зарегистрирован: респ. Армения, г. Ереван, ул. Шираки, д.70 кв.39.
Нами установлены телефоны его связей:
(Далее идёт список номеров)
При установлении не задерживать, организовать «СН» (наружное наблюдение), уведомить инициатора.

Начальник СКМ УВД *** г.Москвы
Полковник милиции Г-в Ю.А.»
* * *
Эх, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается!
Горы писанины, переписки, одна информация в отвал, другая в дело. Первый том, второй!
Наконец приходит долгожданная «ШТшка»:

Из документов:
«Разыскиваемый ваши подразделением гр-н Седракян С.Ж. установлен и находится в г. Ереване. Организовано наблюдение. Высылайте опергруппу»

Отправляем ребят в Ереван. Я не лечу, долечиваюсь после ранения у Белого дома. Как всегда, проблема с «командировочными» деньгами. А, по[УПС] ! Пускаем шапку по кругу, каждый кидает, кто сколько может.
Лишь бы вылетели!
* * *
Из документов:


«ОПЕРАТИВНАЯ СВОДКА № ***
Дата сводки: 18.03.1997 г.
Содержание Сотрудниками ***го ОУВД, ОВД мо "*******-********" 18.03 6 отд. ОУР СКМ *** г. Москвы и УУР МВД Армении в г. Ереване задержан Седракян Симон Жораевич, 1964 г.р., неработающий, прож. респ. Армения, г. Ереван, ул. Шираки, 70-39, который разыскивался ОВД "*****" по ст.145 ч.2 УК РСФСР, розыскное дело № *** от 12.09.94 г. Мера пресечения - арест»
* * *
Процедура официального опознания у следователя. Злодей с мефистофельским носом сидит между двух этнически близких статистов. Камрад мой немец, заебавший звонками о ходе розыска, с ходу узнаёт обидчика, расписывается в протоколе, и, оборачиваясь ко мне, произносит:
- Дас ист фантастиш!
Вы читаете: Дас ист фантастиш!


Известные высказывания от Goif.RU
-Капля никотина убивает пять минут рабочего времени. (Ратмир Тумановский)
-Момент, когда колешься не для того, чтобы тебе стало хорошо, а чтобы не было плохо, наступает очень быстро. (Эдит Пиаф)
-Наркомания - это многолетнее наслаждение смертью. (Франсуа Мориак)
 (голосов: 0)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация:
Навигация
Немного юмора
Случайная новость
Интересное
Друзья/Партнеры
Лучшие новости
Наш опрос
Архив новостей
Дизайн сайта